Гордон Фримен

Half-Life Inside: всё о вселенной Half-Life

Старые друзья: Капли моросящего дождя

Ранний концепт-арт доктора Кляйнера

«Старые друзья»

Рассказ Марка Лэйдлоу, вырезанный из Raising the Bar — книги, в том числе описывающий историю создания Half‑Life 2.


Капли моросящего дождя шипели, попадая на тротуар, и что-то в них съедало последние остатки старого асфальта. Правда, его и так уже было немного. Тротуары, покрытые толстым слоем цветной резины, напомнили ему о кислотостойких полах в лабораториях Чёрной месы. Из этой резиновой плитки были сделаны дорожки разного цвета, проходящие между похожими на тюремные корпуса постройками из обшарпанного, разъеденного кислотой бетона. Маленькие проёмы высоко между зданиями собирали те немногие следы света, которому удалось пробиться через зловещую пелену неба. Он гадал, что же потребовалось сделать жильцам, чтобы заселиться в одну из редких квартир с окном, в то время как большинство остальных окон были заколочены. Эти здания напоминали ему наземные бункеры, укреплённые так, будто жильцы постоянно опасались вторжения.

Он шёл по оранжевой дорожке, пока она не свернула, нырнув под улицу. Насколько он мог различить, вдали был какой-то пост. Вспомнив, что произошло на вокзале, он сообразил, что до конца дорожки лучше не идти. Понадеявшись на то, что никто за ним не следит, он перешёл на жёлтую дорожку и продолжил идти.

Как долго он так продержится? Сможет ли он без идентификационной карточки войти хоть в какое-нибудь здание, не привлекая внимания властей? Как ему найти еду? А спать ему где? Он вспомнил о бездомных, в его времена рывшихся по городским помойкам, всё время перебиравшихся с места на место, преследовавшихся полицией, если они пытались сесть и отдохнуть. Неудивительно, что большинство из них сходило с ума. А сейчас кому-нибудь вне этой безупречной системы было невообразимо хуже. Кому-нибудь вроде него.

В одной стороне Гордон заметил широкий проход. Туда не вела ни одна из цветных дорожек. Из этого прохода он услышал громкий электронный шум и неуместный здесь звук человеческого смеха. Смех был последним, что он ожидал услышать на улицах Сити-17.

Пока он смотрел, с зелёной дорожки сошёл низкорослый гражданин и вошёл в большой дверной проём. У входа стояли двое патрульных в бронированной униформе, с лицами, скрытыми за зеркальными линзами противогазов. Они не обратили внимания на входящего человека, не потребовали предъявить карточку или что-нибудь ещё. Гордон знал, что если он замешкается, то лишь привлечёт к себе внимание, так что он решился в тот же миг и последовал за этим человеком в здание, откуда доносился смех.

Внутри было темно и холодно. Под его ногами хрустел мусор, который было сложно разглядеть в полумраке. Но шум и разноцветные вспышки огней резко отличались от всего, что он видел в Сити-17. Он сразу понял, что это за место.

Зал игровых автоматов.

Стены и проходы были уставлены автоматами, и почти все из них были заняты. Граждане в одинаковых костюмах играли у шкафов так же, как и в любых других залах с игровыми автоматами, в которых бывал Гордон: сосредоточенно водя джойстиком, дёргаясь всем телом туда-сюда, нажимая яркую красную кнопку другой рукой. Из динамиков разносились жужжащие электронные звуки, пронзительный звук циркулярной пилы и тонкие взвизгивания, обрывающиеся на середине.

Гордон подошёл к ближайшему автомату, который украшала сияющая голографическая надпись «ХЭКМЕН». Посмотрев через плечо игрока, он увидел неожиданно примитивную графику.

Он разглядывал лабиринт труб, через который игрок проводил небольшой диск, похожий на лезвие циркулярной пилы. В одной из секций этого лабиринта появился бледный мультяшный спрайт, грубая человеческая фигурка с анимацией из двух-трёх кадров, обозначавшей бег. Игрок приблизился к экрану, проворно посылая свою маленькую пилу сквозь переплетения труб, пока не оказался прямо над мигающим врагом. Лезвие ударило по человечку-спрайту и разрезало его надвое, создав грушевидные капли ярко-красной крови и очередной синтетический вопль. Игрок тонко захохотал, и только это выдало в нём явного подростка, до сих пор скрытого под резиновым кислотоустойчивым костюмом.

Экран замерцал и выдал сообщение:

ОТЛИЧНАЯ РАБОТА! ВЫ ОЧИСТИЛИ КОЛЛЕКТОРЫ. ВЫ ГОТОВЫ ПОДНЯТЬ СВОЙ УРОВЕНЬ?

Мальчик сильно ударил по красной кнопке и на экране появился каталог оружия. Там были только варианты первой пилы: больше, быстрее, острее.

ВЫБЕРИТЕ СЛЕДУЮЩИЙ МЭНХЭК!

В этот момент кто-то тронул Гордона за плечо. Он повернулся и увидел зеркальные линзы патрульного. Он постарался не паниковать. Учёный знал, что даже здесь, в темноте, убежать не удастся. Посмотрев вниз, он увидел, что полицейская электродубинка находится всего в трёх сантиметрах от его живота.

Патрульный наклонился ближе и прошептал: «У нас мало времени, Фримен. Иди на север и найди старую радиовышку. Я встречу тебя там».

Полицейский растворился в толпе. Когда Гордон перевёл дух, он поймал себя на том, что уже идёт на улицу. Патрульные у входа безучастно смотрели прямо перед собой. Он вновь пошёл по жёлтой полосе, надеясь, что она ведёт на север, хотя у подножия этих башен определить, куда падает тень или найти солнце было почти невозможно. Учёный не тратил время на размышления, стоит ли следовать указаниям незнакомца. Достаточно было уже того, что его узнали, но не сдали властям. Какой ещё у него был выбор?

На следующем перекрёстке он сделал вид, что у него развязался шнурок на ботинке. Он сошёл с дорожки, чтобы не мешать пешеходам, которые маршировали за ним, и сел, чтобы осмотреться по сторонам, притворяясь, что завязывает шнурки. Слева, вниз по каньону, стены которого были сделаны из многоквартирных домов, он увидел металлический паутинный остов, нечто размытое кислотой до тонкой паутины металлоконструкций. Может, когда-то это была радиовышка.

Большая часть пути пролегала по синей полосе, а как только он оказался в тени башни, он легко сошёл с дорожки, не боясь привлечь внимание. На этом проспекте почти никого больше и не было. Башня была окружена баррикадами из дерева, колючей проволоки и бетона.

Пока он искал взглядом, где здесь лучше спрятаться, он услышал шёпот: «Здесь».

Отодвинулся кусок фанеры, а за ней он увидел блеск линз полицейского. Гордон быстро вошёл в проход.

Внутри была усыпанная травой парковка с остатками разрушенного строения в центре. Башня росла из щебня. Он не мог представить, почему её просто не снесли. Но гадать по этому поводу не было времени. Полицейский указал на покосившиеся стены, которые пенились и шипели под дождём, затем прошёл вниз по пролёту из сломанных ступенек туда, где раньше был подвал. Гордон спустился во тьму. Он услышал скрип открываемой двери; патрульный вошёл первым, а учёный последовал за ним. После недолгого пути во тьме они прошли через вторую дверь. Гордон вошёл в подземный проход — небольшой служебный туннель под улицей, в котором всё ещё горело несколько жёлтых лампочек. Полицейский остановился, и тут Гордон неожиданно понял, что его жизнь целиком зависит от патрульного.

Полицейский убрал электродубинку в кожух на поясе, затем прикоснулся к шлему и начал раскрывать застёжки. Раздался хлопок, а линзы стали смотреть вверх. Гордон вглядывался в лицо, которое узнал в тот же миг, хотя время и невзгоды хорошенько его потрепали.

«Да», сказал Барни, хмуро улыбаясь. «Это я. О старых временах, может, потом поговорим. Тут кое-кто ещё хочет тебя видеть».

Барни повернулся и пошёл дальше по проходу. Туннель задыхался от мусора, который некому было убирать; они пробирались через сменяющиеся кучи камней и разбросанные банки. Один раз перед ними замаячило что-то вроде собаки, но с двумя рядами кривых зубов. Тварь, хоть и была похожа на собаку, напала без предупреждения, не зарычала — просто бросилась в атаку. Раздался резкий треск, в воздухе запахло озоном и палёной шерстью, и создание с хрипом упало. Они обошли его.

«Быстрее», сказал Барни. «Я его всего лишь оглушил. Через несколько минут оно очнётся и станет искать нас.»

Почти сразу же Барни привёл Гордона к отвесной лестнице, ведущей к люку наверх. Бывший охранник Чёрной месы постучал по нему своей дубинкой и секунду спустя люк со скрипом открылся. Взобравшись наверх, Барни помог Гордону влезть за ним.

Они стояли в комнате с разбитыми стенами, краска на которых шелушилась, но судя по импровизированным диагностическим устройствам, где-то добытой лабораторной посуде и связкам разноцветных проводов, эта комната явно использовалась как примитивная лаборатория. Свет шёл из единственной лампочки, висевшей над верстаком, сделанным из старой противопожарной двери.

Едва люк был закрыт и в ушах Гордона отзвучал металлический лязг, он тут же услышал другой звук — знакомого, но странно неуместного здесь голоса.

Опираясь на верстак, словно на костыль, в полумраке стоял его наставник из Чёрной месы, до этого знакомый ему по МТИ. Доктор Кляйнер выглядел ещё потрёпанее Барни. На левом глазу он носил повязку, и эта сторона лица была обезображена огромным шрамом.

«Да, Гордон, это я. Нам сообщили, что ты придёшь, но всё равно, так странно видеть тебя здесь после стольких лет. Ты... прекрасно сохранился. Похоже, последние десять лет тебе было явно легче, чем всем нам».

«Я в Сити-17 примерно полгода», — сказал Барни. «Нас, патрульных, перекидывают из города в город каждые 9 месяцев, иногда и раньше. А доктор Кляйнер здесь скрывается почти два года».

«Ну, не совсем здесь, — уточнил Кляйнер. Иногда я тут провожу время, но вообще я законопослушный гражданин Сити-17. А если бы им не был, меня бы выслали в нежилое пространство с остальными диссидентами или сделали бы из меня сталкера. Пока что они ценят мои ум и опыт, они неплохо со мной обходятся. Но если бы кто-то из них заподозрил, что у меня есть и собственная работа, в общем... долго после подобного не протягивает никто».

«Док, покажи ему, над чем ты работал».

Кляйнер подошёл к разбитому шкафу и начал крутить колесо кодового замка. «Эта вещь досталась мне несколько лет назад при необычных обстоятельствах. Достаточно сказать, что был ещё один выживший из Чёрной месы, который, похоже, сохранил свои... контакты... в эшелонах власти. Он предложил мне восстановить эту вещь, адаптировать к новым условиям, если в будущем она вновь найдёт применение. Полагаю, это время настало».

Шкаф распахнулся. Внутри был хотя и изменённый, но гораздо более знакомый ему, чем Барни или доктору Кляйнеру, старый защитный костюм Гордона.

«Костюм модели 5, Гордон, такой же, как ты и помнишь. Правда, сейчас я бы уже назвал его „Модель 5.5“. Как ты увидишь, он немного модифицирован. Я постарался сделать всё возможное при помощи инструментов в моём распоряжении... Теперь твой костюм можно заряжать от источников Альянса, тех, которые используют механоиды и Комбо, а также патрульные для заряда своей брони. Это важнейшая модификация. Почему бы тебе его не надеть, а?»

«Ага», поддакнул Барни, нервно переминаясь с ноги на ногу. «Мы должны поспешить.»

Пока Гордон привыкал к новому костюму, Кляйнер продолжал говорить, не замолкая ни на минуту: «Мне также сказали, что ты можешь не знать обо всех изменениях, которые случились в последние десять лет, Гордон. Сходу всё это переварить не получится».

Cтраницы: 12

Голосование

Valve ведёт разработку трёх новых игр. Будет хотя бы одна из них связана с Half-Life?

Система Orphus