Гордон Фримен

Half-Life Inside: всё о вселенной Half-Life

В логове муравьиных львов: Пригнанное ветром облако пыли

Ранний концепт-арт доктора Кляйнера

«В логове муравьиных львов»

Рассказ Марка Лэйдлоу, вырезанный из Raising the Bar — книги, в том числе описывающий историю создания Half‑Life 2.


Пригнанное ветром облако пыли замело следы за Отцом Григорием, священником Рэйвенхолма. Ступив в сумрак заброшенного города, он полностью пропал из виду.

Гордон повернулся спиной к минному полю и устремился к скальной гряде, у которой чьими-то руками был сложен каменный курган, увенчанный импровизированным флагом. Путевая отметка.

— Есть тропа, — сказал ему тогда Григорий, — которая ведёт к лагерю Илая. Но лишь немногим она предоставила безопасный проход. Поэтому-то столько людей предпочло остаться со мной, несмотря на защиту, что предлагал Илай. Там, снаружи, есть нечто. Нечто, что я замечал с окраины города. Они не заходят в Рэйвенхолм. И за это я благодарен Богу.

Вид, который открывался с гряды, можно было охарактеризовать как сцену бездействия и запустения. Ландшафт был усеян обломками железа, словно кто-то взял содержимое целой свалки металлолома и сбросил его с огромной высоты. Поле обломков дало бы укрытие от воздушных патрулей, но в тенях под кусками металла таился ужас иной природы.

Издалека донёсся своеобразный, резкий звук, подобный которому Гордон не слышал со времён Чёрной месы. Кажется, за звуком последовала отдалённая вспышка жёлтого света.

Одиночный хаундай не представлял большой угрозы. Но если там водится стая...

Он поднёс бинокль к глазам и осмотрел тёмную долину впереди. Следующая отметка тропы расположилась у такой же каменной груды впереди. Перед тем как тронуться дальше, он взглянул на курган под своими ногами. На поверхности одного из камней был выцарапан знакомый символ — знак лямбды, что часто указывал на тайники в канализациях Сити-17. Заметив тусклое свечение, исходившее из-под камня, Гордон перевернул его и вынул маленькую аптечку. Пока что она была ему ни к чему — Отец Григорий позаботился о его ранах — но запасная определённо придётся кстати.

Съехав со скалистого склона, Гордон спрыгнул с края утёса и тяжело приземлился на поверхность раскинувшейся вокруг свалки. Несколько камней, что он увлёк за собой своим спуском, продолжили катиться вперёд, отскакивая от твёрдой породы, ударяя по кускам металла и в целом производя огромное количество лишнего шума. Но больше, чем шум, Гордона взволновало тихое шипение, что раздалось, подобно эху — или же ответу на камнепад.

Что это было?

Гордон проследил взглядом за последним из катящихся камней, за тем, как тот проехался по покрытому ржавчиной участку самолётного фюзеляжа и упал, наконец, на песок. Но на этом камень не остановился. Он продолжил двигаться — вернее, погружаться, пока не пропал целиком. Шипение сопровождало процесс, а затем затихло. Всё вокруг стихло.

Гордон вновь осмотрел окружающее пространство, уделяя больше внимания деталям. Курган впереди, как оказалось, был выложен аккурат в пределах участка твёрдой породы. А вот пространство вокруг, между кусками металла, выглядело так, как будто тут только что пахали землю. Чего стоило ожидать в том случае, если он ступит на один из многочисленных островков песка?

Картина вокруг неприятно напоминала ловушку прячущегося в песке насекомого — такого, как муравьиный лев — вот только чёткой границы этой ловушки не было видно, а значит, избежать её будет не так-то легко.

У его ног лежала наполовину засыпанная бутылка из-под содовой с запечатанным грязью горлышком. Он подобрал её и кинул на песчаный участок — как раз рядом с не так давно погрузившимся камнем. Через пару секунд бутылка так же пропала из виду, оставив после себя лишь слабое облачко пыли. Гордон стал пробираться по краю фюзеляжа, словно по плоту, покоящемуся на море из песка. Порошок под ногами был мелким, почти напоминая жидкость. Нечто переработало почву поблизости, превратив её в эту субстанцию. Какое-то устройство Альянса? Но зачем? Какой смысл несла бы для них эта процедура? Пожалуй, вина лежала на некоем существе. Да, на твари наподобие земляного червя, что поглощает землю, чтобы превратить её в эту взвесь, в которой так легко перемещаться и захватывать объекты.

Вот только черви никому не вредят, сказал себе Гордон. А тогда, стало быть, и это существо должно быть безвредным. А вот производимый им песок — другое дело: глубина зыбучего слоя может быть какой угодно, а стоит попасть в него — и выбраться, возможно, не получится. Костюм H.E.V. едва ли был предназначен для того, чтобы плавать в песчаной толще.

Так что...

Требовалось изучить ландшафт, выявить участки твёрдой породы, что-то, что даст надёжную опору под ногами. Очевидно, что куски металлолома сами покоились на камнях, иначе они бы давным-давно утонули. Но вот область вокруг них представляла собой сплошной зыбучий песок. Не стоило надеяться и на то, что тропа до следующего кургана безопасна: та почва, что неделю или месяц назад была твёрдой и крепкой, теперь могла вся представлять собой труху.

Кратчайший путь — не обязательно самый наглядный, или самый прямой.

Подобравшись к краю фюзеляжа, Гордон перепрыгнул узкий промежуток между двумя частями обшивки, чем заставил металл прогудеть в ночи — самый громкий звук за всё время. Интересно, а как хаундаям удавалось выживать на песке?

Впереди расположилась скалистая коса, но уверенности, что удастся достичь её в едином прыжке, не было. Он осмотрелся, и, найдя застрявшую среди обломков безымянную металлическую банку, извлёк её и кинув вперёд, между собой и камнями. Банка ударилась об землю и застыла. Можно было прыгать. Преодолев промежуток, Гордон вновь подобрал банку, а затем перебрался на косу.

Он преодолел уже большую часть пути до кургана. В очередной раз кинув банку, он попал по склону каменной груды. Отскочив, банка приземлилась в нескольких метрах от кучи. Он ступил на землю и осторожно, едва отрывая ноги от почвы, подошёл ближе, чтобы достать её. Наконец, он уже был близок к кургану.

Хсссссссссссссс...

Почувствовав дрожь под поверхностью земли, Гордон стал дико озираться вокруг.

«Держись ближе к кургану», — подумал он. «Он на твёрдой земле».

Словно подслушав его мысли, груда камней начала обрушиваться, роняя разделённые камни на песок и теряя их в предательской изрытой почве.

Последним, что ещё удерживалось на поверхности, была повязанная на сломанную палку тряпка, что недавно была флагом на верху кургана. А теперь и эта его часть погрузилась в песок.

Кинув банку на площадку, где только что возвышался курган, Гордон с облегчение услышал, как та стукнула об землю и пролетела ещё несколько метров, прежде чем столкнуться с листом металла. Отступив, он начал рассчитывать свой следующий прыжок, но за миг до его действия земля словно взорвалась в облаке пыли и каменного крошева.

Нечто громадное и блестящее вырвалось из-под выветренной породы и растянулось перед Гордоном. Должно быть, это и был здешний верховный обитатель — муравьиный лев, повелитель разворошённого гнезда. Несмотря на размеры, он легко перемещался на своих шести искривлённых ногах, легко переступая на песке. Своим ярким предупреждающим камуфляжем насекомое напоминало осу. Сверкая крыльями, существо взмыло, целясь своими щёлкающими челюстями в горло Гордона.

Похоже, дробовик всё ещё пребывал под действием молитвы Григория: всего один выстрел — и муравьиный лев покатился назад, как рулон мокрой бумаги, и застыл шелестящей грудой хитина.

Гордон прикинул место падения льва и прыгнул. Услышав тихий шелест песка, и почувствовав, как его лодыжку начало затягивать, он спешно переступил. Шелест не прекратился, хотя земля и казалась твёрдой. Он отступил и подтянулся к каменистой гряде, сходя, наконец, с зыбучей почвы.

Обернувшись, он увидел, как земля вокруг зашевелилась, забурлила, и вот ещё один муравьиный лев выпрыгнул на поверхность — и следом за ним ещё два его сородича.

Они помедлили с атакой, обходя растерзанное тело первого существа, а затем покивали блестящими инопланетными головами в сторону Гордона. Завизжав, все трое распустили свои крылья и спикировали на него, ударяя своими заострёнными лапами. Он выстрелил в одно из созданий и увернулся от атак двух других. Гордон заспешил к укрытию на вершине склона, все ещё не зная, что собой представлял путь впереди. Край скалы наверху слабо выделялся на фоне ночного неба, давая возможность оценить его высоту — и преимущество, что даровала такая позиция. Но по мере приближения к своей цели он стал замечать чёрные силуэты, что усеяли гребень. Каким-то образом тем львам удалось призвать себе на помощь сородичей, которые теперь отрезали ему путь к отступлению. Сопротивляясь волнам противников, он вновь и вновь разряжал в них дробовик, заставляя врагов падать замертво; а когда перезаряжаться было некогда, он доставал свой автоматический пулемёт и усеивал насекомых пулями.

Тварей было много, но их панцири были хрупкими. Они падали вокруг, сражённые, визжащие, их крики напоминали звук рвущегося металла. Пока он достиг гребня, он уже ожидал, что за ним окажутся целые тучи насекомых — окрылённые легионы созданий, стремящихся пожрать всё на своём пути.

К счастью, земля под ногами представляла собой твёрдую чёрную скалу. Хотя львы и забегали на окружающее пространство, по крайней мере, они не смогли бы атаковать его из-под земли. Перебежав немного по вершине гребня и отстреливаясь от преследователей, он остановился и взглянул вниз. Впереди расположилось то, что, по всей видимости, было остовом перевёрнутого корабля — металлическая оболочка, выглядывающая из-под песка. Она обещала защиту от наступающих насекомых, что продолжали прибывать, пока их сородичи умирали под градом пуль.

Как будто решив пересмотреть свой подход, группа львов остановилась и стала ждать его приближения на узкой полоске песка, что отделяла скалу от корабля. Пересечь это место будет затруднительно...

Он вынул одну из гранат, дарованных Отцом Григорием, выдернул чеку, и бросил снаряд. Граната ударилась о панцирь одного из львов и отскочила, приземляясь на песок. Почти сразу же она была проглочена зыбучим слоем, подтвердив тем самым опасения Фримена.

Мгновение спустя на песчаной полосе взмыл гейзер из пыли и огня, заставив муравьиных львов взвыть. Существа устремились в стороны от эпицентра, мелькая своими крыльями, челюстями и остроконечными лапами. Гордон поспешил пробежать через обескураженную группу тварей, перескочил через песок и устремился наверх, к металлическому остову, чья поверхность гудела под его ногами. Позади него львы перегруппировались и начали преследование. Он бежал, не останавливаясь и не оборачиваясь, суетливо перезаряжая оружие. Добежав до дальнего конца остова, он остановился и взглянул вниз.

Cтраницы: 12

Голосование

Вам удалось отправить садового гнома в космос?

Система Orphus